Старинные Вознесенское, Нестино. Нолинский уезд

Вознесенское, Нестино

«Там русский дух… там Русью пахнет!» Александр Пушкин.

Ранним субботним утром, минуя загулявших, слегка заблудившихся в городских перекрестках редких прохожих, выдвигаюсь на юг родной области, Сунский район. В планах побывать в заброшенной церквушке села Нестино, а также на минеральных источниках неподалеку. Это будет конечная точка однодневного маршрута, по пути меня ждет конечно же еще много всего интересного.

Сам по себе Сунский район расположен в весьма необычном месте – с древних времен за счет так называемого «платоподнятия» образовались холмы довольно внушительных размеров, высота же в некоторых местах достигает 260 метров над уровнем моря. Такое образование, сложенное из доломитов, известняковых и гипсовых пород, с карстовыми воронками и долинами, покрытое сосновыми и пихтовыми перелесками, подернутыми гламурной дымкой тумана, в народе изначально нарекли Вятским Увалом.

Надеюсь увидеть с тех самых холмов роскошную панораму речных долин и полей. Возле, на косогорах многочисленные грибники собирают полные корзины знаменитых вятских рыжиков, зимой же спортсмены катаются на лыжах. Кроме того, в селе Ошеть, где довелось побывать в прошлом году, берет начало история рода Васнецовых, давшего миру художников Виктора и Апполинария.

Выбравшись из утреннего тумана за удаленный Нововятский район Кирова, оставляю в стороне село Кстинино со Свято-Троицкой церковью, перестроенной из деревянной в каменную к 1858 году. Основанное в период освоения Вятской земли в XV столетии, оно получило свое название, вероятно, от слова «крестить, кстить». Возможно, с давних времен селение «было вотчинным хозяйством потомков князя Константина Суздальского, потерявших свои владения в борьбе с Москвой». По другой версии, его образованию способствовали поселенцы из вологодского Кстинино после присоединения в 1489 году Вятской губернии к центру единой Руси.

За Бурмакино поворот на Кырмыж, здесь еще сохранился с 1882 года дивный полуразрушенный храм в честь Вознесения Христова. Порадовало, что участок трассы у Олимпийского к поселку Кумены «подлатали» дорожники. Это сокращает ограниченное время.

И вот начало Вятского увала. Разгоняясь до 40 км/ч, несешься с очередной горы вниз к какому-нибудь мостику через речку. Тут до самого горизонта – завораживающие русские пейзажи: пшеничные поля, ельники и косогоры, разросшиеся густым сосняком.

Деревня Осиновица – поворот на Курчум. Там тоже «наследили» Васнецовы, детские и юношеские годы провел отец знаменитых художников, родилась, прожила всю свою жизнь бабушка, где каждое лето гостили еще маленькие братья Виктор и Апполинарий. Курчум также, как и Ошеть, входит в состав достояния области, ее уникальный «золотой» фонд – «Вятское Васнецовское кольцо». Неподалеку где-то в темных лесах по сей день хранит свои тайны Головановское болото – поверхность воды диаметром не более трех метров, глубина которого современной науке до сих пор неизвестна. Огибает его речка, растет много грибов и малины.

Карта веломаршрута на бескрайние холмы и косогоры Вятского Увала, в старинные Вознесенское и Нестино, где сохранился полуразрушенный храм во имя Успения Пресвятой Богородицы, а целебная родниковая вода лечит многие хвори и недуги.

С очередного пригорка замечаю выступающие у дороги известняковые образования, берущие свое начало, вероятно, в Пермском геологическом периоде палеозойской эры. Неожиданно поднадоевшие спуски-подъемы заканчиваются, а ровный участок трассы, пролегающий по вершине возвышенности вдоль крутого берега реки Суны, ведет меня мимо деревни Гари. Название исходит от окружающей когда-то местности, на тюркском языке «гарь» означает в буквальном смысле «выжженные леса вдоль реки».

Последний спуск с холма, напоминающий «военно-грузинскую дорогу», вывел к поселку с коммунистическим именем Большевик. Меня обогнал сельский мужик на оригинальной «тарантайке». С центральной улицы вдали виднелась Вознесенская церковь, там встречала еще недавно «помолодевшая» при устранении серьезной ошибки в определении своего возраста на 79 лет, Суна.

Прежде тут было основано Вознесенское. Строительство первого, Вознесенского храма, было окончено в 1571 году, но нынешние местные власти все же изменили дату рождения поселка, основываясь на первых архивных упоминаниях о том, что «земли у реки Суны отдавались в оброк Успенскому Трифонову монастырю», начиная исключительно с 1650-го, что значительно позднее.

Храм с приходом в честь Вознесения Господня возник вместо двух ветхих церквей между 1754-1830 годами. Совсем недавно тут с Покровского женского монастыря Москвы побывала святая икона праведной блаженной Матроны Московской и ковчег с мощами. Жители поселка, как и некоторых других в области, где в феврале пребывал образ матушки, смогли поклониться ей и помолить о помощи либо просто дать совет «в сердечных делах, исцелении от болезней, в финансовых расстройствах, сохранении семьи»

В начале ХХ века владельцем крупной местной мельницы Назаровым, раскулаченным при советской власти, вдоль левого берега реки был разбит парк отдыха местных жителей. Сейчас там запустение, лишь столетние тополя напоминают о былом. В царские времена на существовавших еще тогда белокаменных рядах каждый год летом устраивали Богородско-Тихвинскую ярмарку.

В волости был развит оригинальный промысел – нищенство. «Целыми семьями, иногда артелями, ходят сунские нищие по селам, главным образом за святыми иконами во время крестных ходов и по ярмаркам, поют разные стихи и собирают подаяния…»

Переезжаю мостик, рядом приютилась автостанция. Мне еще километров десять до поворота на Нестино. Мимо, в который-то уже раз, прокатывает и останавливается на очередном перекрестке дежурная машина ГИБДД, двое сержантов с полосатыми жезлами вновь приветствуют меня с обочины дороги своими откровенными лучезарными улыбками. Я на выезде из Вознесенского.

Впереди показалась деревушка с необычайным названием Кокуй, произошедшим от одноименного родника. Вообще, большие ручьи здесь не редкость. Взять хотя бы такие, как Горюй и Тоскуй, также определяющие именования селений, расположенных по соседству. В примостившейся с краю от Суны деревне Станоговская их и подавно шесть, названия носят еще более интригующие: «Ключ Ивана Сергеевича», «Ключ у Сергеевны», «Лебедский ключ». А где-то поодаль затерялись «Бабьи радости», определение названия исходит из решения трудностей со стиркой белья, имело даже конкурс, проводимый тут же, в районном центре.

В стороне от дороги под знойным солнцем активно реализуется сельскохозяйственное направление местности – заготовка сена. Деревушка Гребенки, тут у околицы кто-то расположил в ряд занимательные фигурки известных сказочных персонажей. Еще пять километров в сторону по грунтовке. И вот на фоне поросших густым ельником косогорах появился купол нестинского храма.

Воздвигнутый на высоком берегу Суны в 1881 году в честь Пресвятой Богородицы, храм сейчас постепенно разрушается. Раньше здесь занимались изготовлением валяной обуви и хлебопашеством, к тому же около села была мельница «Раззориха» – область явления чудотворного образа Успения Пресвятой Троицы, одной из тех икон, что хранилась в обители все время. Другой образ, Знамения Пресвятой Богородицы, перенесли на постоянное сохранение из нижегородской религиозной общины монахов.

У входа, представляющем крыльцо с двумя каменными колоннами, сохранились остатки церковной ограды. Распахнутые настежь чугунные двери-решетки ведут в огромное помещение, скрываемое за внешним ликом казалось бы небольшой церквушки. Зияет полуразвалившаяся арка, служившая входом – полукруглый кирпичный свод увлекает в мрачное подземелье святилища.

Настенная роспись сохранилась. По бокам немало картин с библейскими сюжетами, уровнем выше – в ослепительном сиянии ореолов парят святые старцы, на самом верху изображение Иисуса Христа. За стеной с остатками иконостаса сквозь полукруглые арки заметна алтарная часть храма. Сквозь полуразрушенные оконные проемы смотрят две одинокие трехэтажки села, поодаль расположились «Товары повседневного спроса» – типовой универсам продуктов легкой и пищевой промышленности.

До Верхнерябовских минеральных родников рукой подать – от края Нестино по полю спуститься к реке и пройти вдоль крутого склона до деревянной беседки у оборудованного родника. Говорят, что целебная вода помогала при лечении заболеваний почек, желудка, печени, ей лечили суставы, промывали глаза, отмечали улучшение зрения. На дне источника лежат целебные грязи.

В давние времена ручей крутил небольшое мельничное колесо, воду в бочках поднимали на гору, где располагались вымершие Верхние Ряби, от них и берет свое название родник. Из рассказа краеведа, проходящего мимо, узнаю о существовании невдалеке также чудодейственного Гурьевского минерального источника, места там в округе сказочно богаты крупной земляникой.

День, отведенный на обзор достопримечательностей, заканчивался, а мне предстоял обратный путь домой, в свой родной город. Остались не исследоваными Скородумские ямы у одноименной, ушедшей в прошлое, деревни, названной в память о смекалистых жителях, «скорых на думку», святой родник возле Ожеговской, целебная вода коего лечит зрение. Не побывал я на Брюхановском болоте с большим количеством лекарственных трав в экологически чистом районе, на речке Чернушке посреди увалов, не видел знаменитые кедры у деревень Савино и Перескоки. Хотелось бы в одну из следующих поездок заехать в васнецовское поселение Курчум, именуемое «Екатерининское тож», где в живописном уголке природы совсем недавно запрудили Горбуновский пруд.

Поделиться: 

Добавить комментарий

This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.